позвоните нам

+7 926 914 48 86

или свяжитесь

с нами онлайн

центр психологического консультирования и развития
FAQ

FAQ

Часто задаваемые вопросы

1. Когда можно ждать изменений в моей ситуации?

    Ситуация начинает изменяться тогда, когда человек применяет в своей жизни новые психологические знания и навыки переработки своих переживаний. А их невозможно передать клиенту, как пальто, - чтобы можно было сразу надеть и пойти. Изменения - практический результат взаимодействия клиента и терапевта. Исследования в области нейрофизиологии показывают, что человеку для устойчивого внедрения любого нового навыка, в среднем, требуется около 3 месяцев. После 3-5 встреч, по мере собственной готовности, клиент с помощью терапевта начинает замечать причинно-следственные связи, осознавать свои затруднения и успехи, увязывая их с сутью запроса. Также, после консультационного периода (как раз до 5 встреч), психолог на основе полученной информации может строить приблизительные прогнозы. К тому же, надо учесть степень глубины заявленной проблемы/страдания/симптомов и имеющиеся на данный момент в распоряжении клиента ресурсы. Некоторым людям подходят выработанные алгоритмы, помогающие избавиться от симптома за 3-6 месяцев, кому-то для глубинных личностных изменений может потребоваться от 2 и больше лет. Вся информация предоставляется клиенту по окончанию консультационных встреч, и он делает выбор, каким методом помощи ему воспользоваться.

2.Может ли помочь психология верующим людям? И с представителями каких религий работают психологи?

В основе терапевтического воззрения лежит принцип целостности, то есть единства сознания и бессознательного, тела и души, разума и чувств. Терапевт уважает личность пришедшего и оказывает профессиональную помощь вне зависимости от выбора веры, религии или принадлежности. Следует отметить, что работа происходит именно с психическими закономерностями, а не духовными вопросами или физическими составляющими в жизни человека. Все эти три сферы, конечно, взаимосвязаны и оказывают влияние друг на друга, и иногда в психологической работе затрагиваются не только психические, но и духовные, и физические аспекты - но они не должны подменять друг друга.

3. Если проблема связана с близким человеком, а он не хочет обращаться к психологу, возможно ли получить помощь?

Специалисты нашего центра не используют методы, связанные с магией или любым другим дистанционным воздействием на человека. Мы предлагаем взглянуть на вопрос иначе. Никто не может изменить другого, но каждый может измениться сам. Может осознать, что именно получалось «не так», где пропадает уверенность в себе или интерес к собственной жизни, почему трудно противостоять манипуляциям и жить собственной жизнью, а не потребностями других, пусть даже очень близких людей. Возможно, что ваши собственные достижения и изменения станут началом изменения ситуации с людьми, окружающими вас.

4. Работаете ли вы с клиентами, которые успешно справляются со своими проблемами, и им нужна поддержка лишь на короткий срок?

Любая терапевтическая работа происходит исключительно по запросу клиента, и психолог никогда не может руководствоваться собственными представлениями о возможном для клиента «счастье» (даже если этот запрос идет вразрез с некоторыми социальными нормами и уж тем более, с представлениями о нормальном и желаемом самого психолога). В современной психотерапии широко применяется формат краткосрочной ориентированной на цель терапии или периодического психологического консультирования «по запросу».

5. Существует ли гарантия анонимности и конфиденциальности на приеме у психолога?

Существует понятие профессиональной этики психолога, которая включает в себя пункт о сохранении конфиденциальности встречи. Основа работы психолога во многом зависит от прочных и безопасных отношений с клиентом, поэтому анонимность - одно из условий создания такого альянса.

6. Нужно ли мне как-то специально готовиться к первой встрече с психологом в вашем центре?

Перед посещением психолога полезно подумать о своих ожиданиях относительно результатов встречи. Если вам удастся сформулировать ответ на вопрос, какую помощь вы хотите получить и как вы представляете себе цели и результат вашей психотерапии, то работа с психологом пойдет эффективнее. Также нелишним будет подготовить информацию о том, как давно возникли сложности, какова история попыток с ними справиться (и что помогало, а что нет) и почему именно сейчас было принято решение проконсультироваться со специалистом.

7. Может ли психолог помочь за одну консультацию или нужно встречаться продолжительное время?

Это зависит от того, что именно понимается под «помощью». В случае если человек пришел просто сориентироваться в своем жизненном пространстве, понять причинно-следственные связи и источники своих сложностей, то тогда и одна встреча может быть весьма эффективной. Например, люди в ситуации горя и потери не могут понять, что с ними происходит, их обуревают самые противоречивые чувства, поделиться которыми они могут далеко не со всеми. К тому же, окружающие стараются избегать разговоров на болезненные темы, и человек остается непонятым и не выслушанным. И часто одной встречи с психологом достаточно, чтобы получить информацию о определённых этапах и очерёдности переживаний в таких непростых ситуациях и убедиться, что «с тобой все нормально» в ненормальной ситуации.

А в случаях, если требуется решить достаточно "глобальные" задачи, такие как проблемы с самооценкой и отношениями с окружающими, часто требуется, как минимум несколько встреч для первичной ориентации и выработки плана работы.

8. Психотерапевтическая группа – это то же самое, что и тренинг личностного роста?

Понятие «личностный рост» появилось из такого направления в психологии, как гуманистическое. И включает в себя такие ценности, как осознание своей ценности, раскрытие своих внутренних ресурсов, обретение внутренней целостности, понимание и принятие себя и других. Тренинги личностного роста и психотерапевтические группы нередко направлены на схожие задачи, но, все же, имеются и существенные различия. Психотерапевтическая группа обычно длится от нескольких месяцев до нескольких лет и кратность встреч в месяц варьируется от 1 до 4 раз, а тренинг обычно занимает 2-3 полных дня. Тренинги, как правило, проводятся в рамках обозначенной темы и программы, а терапевтические группы редко имеют такую «жесткую» структуру и направлены на индивидуальные запросы участников и их проработку. Терапевтические группы могут быть открытыми и закрытыми, т.е. либо участники могут меняться, либо на определенный срок список участников фиксируется без изменений. В тренинге же может принимать участие любое количество человек, в зависимости от выбранного формата, а в группе часто количество участников ограниченно (от 5 до 20).

В целом, ключевое отличие состоит в следующем - на тренинге при помощи поведенческих техник вырабатываются новые модели реагирования и обращения с собой и окружающими, происходит осознание собственных ресурсов и можно узнать много новой информации. На психотерапевтической группе большое внимание уделяется чувствам и потребностям каждого из участников, происходит анализ взаимодействия между ними (что позволяет, в том числе и сознательно изменять сложившиеся поведенческие шаблоны) и отслеживается процесс групповой динамики как мини-сообщества (что позволяет участникам свободно экспериментировать с новыми открытиями и альтернативным стилем реагирования).

9. Вы, наверное, знаете как правильно жить,  и мне предложите какой-нибудь алгоритм, следуя которому, я смогу полностью наладить свою жизнь?

Заготовленных схем и «волшебных тем самых таблеток» у психолога, увы, нет, так как каждый человек уникален. Для одного человека благом является растить детей, и он от этого счастлив, а для другого - строить карьеру. Кто-то еще не понял к чему стремится, но чувствует, что нужны изменения. Задача психолога - помочь раскрыть индивидуальные особенности и воплотить их в жизнь. Часто бывает, что социум и родные диктуют человеку каким он должен быть и чего достичь. Но эти ожидания идут в разрез с желаниями самого человека и не получают поддержку от окружения. Становится страшно потерять хорошие отношения. В этом случае психолог помогает расставить приоритеты и границы, выстроить компромиссную модель отношений. В процессе человек может осознать, что чужие алгоритмы не могут сделать удовлетворительной и насыщенной его собственную жизнь, в которой единственным экспертом является только он сам.

10. Что можно сделать, чтобы муж/дочь/мама сделали то, что я хочу, чтобы они изменились?

Согласно Этическому Кодексу психолог не работает при помощи манипуляций и не обучает этому другого, так как чужая психика неприкосновенна. Мы можем работать с чувствами, которые возникают, если другие поступают не так, как вам хотелось бы, что поможет понять, почему эмоциональное благополучие до такой степени зависит от действий и реакций других людей. Понять, что именно задевает, где лежат истоки этого и что можно сделать, чтобы жилось комфортнее в этих отношениях.

11. Может быть такое, что моя личность изменится до неузнаваемости и я потеряю себя?

Иногда может показаться и так, поскольку в процессе психотерапии человек нередко интегрирует «теневые», до этих пор не осознаваемые или отрицаемые стороны своего «Я», и совершает много открытий, в связи с чем его представление о себе меняется. В конечном итоге, именно это и позволяет человеку избавиться от симптомов и повысить уровень своей энергии. При этом ядро личности, безусловно, сохраняется, так как тип характера человека в процессе жизни остается неизменным. Однако уровень здоровья повышается за счет большей гибкости и вариативности реагирования - в терапии происходит работа с ригидными (негибкими и устаревшими) защитными механизмами, которые часто искажают реальность, отвечают за возникновение симптомов, вследствие чего нарушается качество жизни.

12. Могу ли я потерять способность творить, если избавлюсь от своих симптомов?

Нет, способность творить останется, и как показывает практика, потенциала становится больше. Способность к творчеству «живет» в бессознательном, которое не отнять ни у кого, но можно найти новые способы подключения к нему как к бесконечному ресурсу.

13. Смогу ли я перестать испытывать чувство вины или стыда по любому поводу?

На терапии люди учатся разделять здоровое чувство вины и стыда от токсических (деструктивных и неадекватных). Можно найти причины и внутренние установки, которые приводят к возникновению этих чувств, переработать систему ценностей, сознательно выбирая себе экологичные правила поведения, ориентиры и смыслы. После приобретения устойчивой опоры на себя токсическое чувство вины или стыда исчезнет, уступив место адекватному реагированию на текущие ситуации и способности ответственно исправлять в жизни любого человека случающиеся недоразумения по мере необходимости.

14. Стану ли я, наконец, уверенным/ой в себе всегда и везде и наступит ли тот день, когда я не буду переживать переживать ни по какому поводу?

Над уверенностью в себе можно поработать в сторону ее повышения, а вот перестать переживать - не удастся. Чувства - наши верные друзья, и, если мы говорим о негативных эмоциях, это важный сигнал о нарушении целостности организма. Не зря говорят, что «боль - сторожевой пес здоровья». Так и душевную боль важно вовремя распознавать. Тогда можно помочь себе с наименьшими потерями. Иногда, правда, бывает что чувства «затопляют», берут над нами верх и явно неравноценны сложившейся ситуации. В этом случае терапия поможет разобраться в истоках такой чрезмерной реакции, проработать ее причины, и как следствие, изменить восприятие стрессовых ситуаций - они либо перестают восприниматься как таковые либо выйти из них становится возможно достаточно быстро, гибко и с наименьшими потерями. Тенденция «саморазрушаться» при любых негативных переживаниях заменяется на способность заботиться о себе и находить вовремя разнообразные ресурсы для поддержки.

15. Как я могу на терапии научиться доверять людям, если нет никаких гарантий, что они не сделают тебе больно?

Способность доверять другому, как ни парадоксально, никак с этим «другим» не связана. Можно пытаться все время получить те самые гарантии, испортив жизнь себе и другому человеку навязчивым контролем, однако к доверию это отношение не имеет. Дело в том, во-первых, что человек, который умеет доверять, имеет внутренние индикаторы, по которым он определяет, что, скорее всего, на другого человека можно положиться. Это помогает ему избегать потенциально ненадежных друзей и партнеров (пусть и не на 100%, ибо люди меняются ос временем). Во-вторых, и это самое главное, - доверять возможно, только если есть уверенность, что можно опираться на себя и, как следствие, пережить, если другой тебя разлюбит, бросит, предаст или умрет. Да будет, больно и страшно, но ты переживешь, и с тобой, в итоге, все будет хорошо. Если такой внутренней опоры на себя нет, то стремление уцепиться за кого-то и непрестанно убеждаться, что он никуда не делся, вполне объяснимо (и связано с детскими травматическими событиями), но только хорошо построенная внутренняя структура саморегуляции (т.е. самозаботы, самоутешение, самоуважения и пр.) позволяет вовлекаться без интенсивной тревоги, хотя и на свой страх и риск, и получать удовольствие от  глубоких отношений с другими людьми.