позвоните нам

+7 926 914 48 86

или свяжитесь

с нами онлайн

центр психологического консультирования и развития
ЗА КУЛИСАМИ ТЕАТРАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

ЗА КУЛИСАМИ ТЕАТРАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА


 

 

 

Продолжая разговор о представителях разных типов личностей, в данной статье мы уделим внимание истерической или театральной (сценической) структуре личности.

Люди данного типа личностной организации нередко производят впечатление лиц теплых, чувствительных и ранимых, возможно, немного инфантильных или с некоторой «детскостью» в поведении. Они открыты к общению, легко рассказывают о себе (иногда чрезмерно быстро сокращая дистанцию), стремятся помочь тем, кто нуждается в помощи (хотя не всегда последовательно, скорее под влиянием порыва), любят флирт, бурные эмоции, переживания и страсти, хотят быть в центре внимания. Представители этого типа характера часто выбирают профессии актера, писателя, политика, учителя, их можно обнаружить среди представителей всех богемных и творческих профессий. т.к. они обладают хорошо развитым воображением и креативностью, хорошо чувствуют себя в окружении людей, умеют и любят говорить, предпочитают компанию уединению. Считается, что истерический характер у женщин встречается гораздо чаще, чем у мужчин. Однако и среди мужчин в современном западном «метросексуальном» обществе, где происходит постепенное «размытие» полоролевых функций, приписываемых мужскому или женскому полу, представителей театрального типа личности уже встречается немало. А сам Фрейд, даже в викторианские времена, относил себя к этому типу.

 

Поведение «истериков» нередко может показаться чрезмерным. Их высказывания звучат слишком пафосно, цветасто, вычурно или даже наигранно, отсюда и термин «театральный». Но на самом деле, чрезмерность не от желания приукрасить, а от постоянной неуверенности в себе. Склонность преувеличивать (и самим в это верить) является средством сделать реальность (и свою жизнь) более интересной и не такой скучной, а также максимально воздействовать на собеседника через мощный эмоциональный посыл (иногда сопровождающийся манипуляциями).

 

Известный психоаналитический автор Нэнси МакВильямс пишет, что такая стратегия истерических личностей берет начало из далекого детства, когда ребенок был настолько не уверен в собственном окружении, что чувствовать себя безопасно с одним из родителей (чаще с матерью), по причине ее невключенности в контакт с ребенком или неприязни и холодности к нему не было возможности. В конце концов, внимание переключается другого родителя (чаще на отца), который большой и сильный, возможно, даже интересуются ребенком, и с ним, как кажется, безопасно. Но по каким-то причинам его любовь надо заслужить - например, если отец (мать) не живет с семьей или часто в командировках или занимается ребенком изредка и поверхностно, это придает ему дополнительную возможность быть идеализированным ребенком.

 

Вырастая, такие дети стремятся выбирать себе партнеров статусных, с которыми они будут чувствовать себя защищенными и более значимыми. Например, «театральные» женщины недостаточно осознают собственную женскую значимость и ценность и по детскому сценарию стараются заполучить внимание «сильного» мужчины. Их поведение иногда кажется детским, и это может раздражать, а может вызвать желание защитить. Несмотря на кажущуюся «малоценность» для себя женского пола, как такового, девочки замечают, что сексуальность имеет сильное влияние на мужчин, и начинают этим пользоваться. Именно поэтому кажется, что «истерические» женщины очень эротичны, свободны и сексуальны, вспомним Мерлин Монро. На самом деле, удовольствия от своей сексуальности и от отношений с мужчинами обычно им получить не удается, так как целью этого общения бессознательно является не наслаждение, а обретение уверенности в себе и получение защиты через «объединение» с мужчиной. «Мужчина меня признал, предъявил всем, как свою женщину, значит, я тоже сильная и ценная». При этом часто поводом для сексуальных отношений является не подлинное удовольствие и возбуждение, а страх. Женщина боится мужчину, его агрессии, и старается его соблазнить и тем самым задобрить, как будто «отплатить» ему за покровительство. А бонусом является приобщение к его силе. Таким образом, псевдосексуальность используется для несексуальных, в основе своей, целей. Действительно, часто женщины истероидного склада (более тяжелый уровень нарушений для данного типа) рассуждают о сексуальной эксплуатации и дегуманизируют образ мужчины, воспринимая «их всех, как похотливых козлов, которым одного только и надо» и рассматривая секс как способ получить для себя определенную материальную выгоду от таких связей.

 

Часто театральные личности не замечают своей сексуальности и демонстративности, так как не склонны к самокритике. Они одевают яркие провоцирующие наряды и искренне удивляются, и даже возмущаются, видя реакцию мужчин на их откровенное декольте или чулки, которые видно из-под мини. Это происходит от того, что желание предъявить и показать себя является очень амбивалентным и нагруженным стыдом и страхом. Если бы эта сексуальная провокация была осознана, то женщине стало очень страшно, стыдно и невозможно находиться в окружении мужчин, настолько незащищенной она бы себя почувствовала. Но как мы знаем, наши желания не исчезают бесследно, а находятся в «коробочке» психики и стараются найти обходные пути, чтоб показаться миру и людям. Поэтому через яркие наряды и неосознанное провоцирующее поведение человек с истерическим типом личности может провоцировать противоположный пол (женщины посредством образа «секс-бомбы», а мужчины - «брутального мачо») на яркие проявления сексуализированного внимания, чтобы потом отвергнуть заинтересовавшегося человека при последующем сближении. Так нередко «отыгрываются» травмы брошенности и униженности, которые пережил ребенок, страстно стремясь к столь желанным близким отношениям с идеализированным, сильным и прекрасным взрослым, который отчего-то не оправдал детских ожиданий. Действительно, на практике «истерики» часто сами идеализируют недоступных партнеров, которые их постоянно отвергают, но если те становятся вдруг доступными, то интерес пропадает, а «в нагрузку» могут обнаруживаться сексуальные дисфункции разной степени тяжести.

 

Алина (21 год) пришла к психологу, так как не могла справиться с чувством вины, стыда и ужаса. Преподаватель, которого она очень уважала и ценила, стал проявлять к ней сексуальный интерес. Когда Алина поделилась этой историей с подругами, ей все в один голос сказали: «А что ты хотела, ты же все время его соблазняла и провоцировала как раз на это». Свой макияж, желание стоять ближе к профессору во время бесед, девушка объясняла себе интересом к теме разговора, уважением и дружеской симпатией. Для нее оказалось трудным открытием узнать, что ее поведение могло трактоваться как соблазняющее.

 

Во времена Фрейда, истерические проявления встречались довольно часто и были чрезмерно выраженными, поэтому о них можно говорить, как об истерических неврозах, характерных для той эпохи. Неврозы часто выражались в различных психических и соматических симптомах: в виде амнезий, странных параличей и парезов, через утрату способности видеть или слышать и даже ходить. Все это разнообразие проявлений позволило Фрейду совершить много открытий о функционировании психики. Как получается, что тело выражает то, что сознание не может разрешить? Как запретные желания влияют на работу организма? Фрейд установил, что симптом всегда имеет приспособительное значение - некий компромисс между желаниями бессознательного и жесткими условиями реальности. Например, «перчаточный паралич», неспособность управлять кистью руки являлся результатом запрещенного желания мастурбировать и иметь сексуальные фантазии. Паралич «помогал» пациентке избавиться от необходимости решать проблему и способствовал реализации запрета. К тому же статус «больной» предлагал дополнительный бонус в виде ухода и внимания. В викторианские времена существовало мнение, что женщину не следует воспринимать всерьез, как полноценного человека. Удовольствие от жизни, от секса – удел сильных, а женского ума должно хватать на ведение дома, рождение и заботу о детях, да обсуждение женских глупостей за рукоделием. Зная это, уже не кажется странным, что женщины ценили себя меньше, чем мужчин (и такая тенденция нередко встречается до сих пор), и собственное удовольствие и, тем более, сексуальное удовлетворение не было предметом осознанных желаний. Наоборот, женская сексуальность являлась постыдной и запрещенной. Тогда становится понятно желание приобщиться к сильному полу, чтобы получить поддержку и защиту, как и то, что психика вынуждена была выражать свои желания весьма «окольными путями», нередко в виде симптомов. Если посмотреть на историю дальше, то волна революций, войн и последующих периодов восстановления заставила и женщин ценить в себе те самые мужеподобные черты. Мужчины на фронт – наши бабушки в литейный цех или копать окопы. Потом женщина – передовик, стахановка, мать-героиня, и так далее. Если и ценится женщина своими женскими, качествами - умением создать уют, накормить, красиво (а лучше «прилично») выглядеть, в конце концов, то они тоже должны быть «фасадными», строго функциональными: чтобы стол от изобилия ломился, и было не стыдно людей пригласить, чтобы все уважали и даже завидовали. При таком раскладе, о себе женственной, чувственной, интересующейся собственным удовольствием, и подумать невозможно.

 

Если говорить об источниках театрального характера у мужчин, то здесь ключевым так же является ощущение собственной слабости, неконкурентноспособности перед мужской силой. Например, если мальчик воспитывался женщинами, рядом не было мужской фигуры, с кем можно было идентифицироваться, а зарождавшиеся мужские качества в мальчике высмеивались, то сомнения в своей мужественности останутся во взрослом мужчине надолго и будут компенсироваться стратегией «дамского угодника», легкого в общении, постоянно окруженного девушками и ни с кем не имеющего продолжительных связей, или «брутального хозяина», который «построит, дом, жену и детей» и будет постоянно самоутверждаться через завуалированное или более явное обесценивание или даже унижение особ женского пола.

 

Олег (34 года) обратился с вопросами здоровья. Отец долгое время не общался с семьей, а пару лет назад сам нашел сына и предложил передать ему свой бизнес. У Олега на тот момент была небольшая фирма, где он работал с двумя своими друзьями, денег на жизнь хватало, и, в целом, он был доволен текущим положением дел. Приобщение к отцовскому бизнесу обещало совсем другие обороты и большую ответственность. Несмотря на то, что вопросы управления были для Олега знакомыми, ему трудно было справиться с грузом этой новой ответственности. Олег перестал спать, у него начались проблемы с желудком, появились интенсивные приступы непонятной тревоги. В процессе работы клиент вспомнил, как бабушка и мама говорили: «ну, для этого ты еще мал», «нос не дорос», «не по Сеньке шапка». Когда Олег брался за какое-то дело, ему каждый раз говорили, что это для настоящих мужчин, а он еще слабенький. Даже, когда он уже открывал свою фирму, мама не верила в успех, а поддерживали его именно друзья и невеста. Теперь же «объявился» отец, об отношениях с которым в детстве ему было запрещено говорить, о которых он втайне мечтал, и у него оказались в адрес сына большие ожидания. Вот он, шанс «заслужить» любовь и одобрение утраченного отца и колоссальный по силе страх не справиться… Когда Олегу удалось принять свой страх перед ответственностью, понять, из каких прошлых установок он появился, и открыть для себя новые ориентиры, симптомы постепенно исчезли. Олег смог говорить с отцом как со старшим партнером, а не с позиции маленького, неумелого мальчика.

 

Как отмечалось в предыдущих статьях, люди с определенным типом характера «функционируют» на разных уровнях континуума здоровья.

Так же и люди с истерическим типом личности могут иметь большую или меньшую степень выраженности своих черт.

При этом, в современном обществе истерические невротические проявления уже не столь разнообразны, как во времена Фрейда. Самые распространенные симптомы - психосоматические и фобические.

 

В диапазоне большего «здоровья» «истерический типаж» - это теплый человек с большим количеством друзей и знакомых, внимательный к людям, искренне ими интересующийся, возможно несколько неорганизованный, склонный к соматическим проявлениям своих эмоций (в виде головных болей, проблем с кожей и желудком, а также тенденции заедать, покупать лишнее или перебрать с алкоголем или сигаретами). Однако на более «тяжелом» уровне истерики могут вести себя слишком гротескно и театрально, нарушая чужие границы и манипулируя своими эмоциональными состояниями и обширным «букетом» болезней. Многие из них не способны поддерживать глубокие близкие отношения. В погоне за «волшебным и идеальным», они постоянно сменяют вереницу новых друзей и партнеров, обесценивая предыдущих, которые быстро «становятся» скучными и неидеальными. Нередко это сопровождается формированием серьезных зависимостей, игровых, сексуальных или наркотических.

Люди с театральными чертами обладают ярким, образным мышлением, которому однако, под влиянием эмоций может недоставать логичности. Такой человек не просто «испытывает» эмоции, а, скорее, находится под их властью. Он далеко не всегда способен обнаружить причинно-следственные связи между своими переживаниями и определенными событиями. Нэнси МакВильямс пишет, что «истерик нуждается в том, чтобы его учили, как думать и что соединять в мышлении». И тогда, творчество гармонично сочетается с возможностью чувствовать, осознавать себя и свободно выбирать.

 

Автор: Федоренко Нелли